Золотые наручники

God money I’ll do anything for you
God money just tell me what you want me to
God money nail me up against the wall
God money don’t want everything he wants it all

Nine Inch Nails

Великий Секретный План

Пришло время поведать о моём Великом Плане. О Великом Секретном Плане Юриста и о постигшей его судьбе.

И если вдруг в этой истории вы увидите себя, то знайте, что это не случайное совпадение. Увы, вы не уникальны.

Когда я работал топ-менеджером в международных консалтинговых компаниях, у меня был Великий Секретный План. Я хотел заработать много денег, работая на работе, которая забирала всю мою энергию и не приносила мне ощущения самореализации и счастья, чтобы потом на этой работе не работать. Одним словом, выйти на раннюю пенсию и уже тогда начать жить припеваючи.

Как я узнал впоследствии, мой план был отнюдь не оригинален и не нов. Очень многие высокооплачиваемые топ-менеджеры работают ради подобной призрачной цели. У большинства из них в голове есть картинка уютного домика где-нибудь в красивом тёплом месте и стабильный пассивный доход. И ещё у них есть иллюзия, что, в отличие от других смертных, их пенсия наступит раньше. Так выглядит идеальный мир.

Достигают ли они этой типовой открытки топ-менеджерского счастья? Увы, в большинстве случаев нет. Точнее, дом-то у них появляется, и даже не один, а вот с пассивным доходом и со счастьем возникают проблемы. И возникают они от того, что сначала топ-менеджеры покупают дом, а потом начинают думать о пассивном доходе, хотя нужно делать ровным счетом наоборот.

А где один дом, там и два. А где два дома, там и две квартирки впридачу — в каких-нибудь красивых городах, чтобы на выходные ездить. И детям квартира,  а точнее — две (детей-то ведь двое). И вот уже топ-менеджер на пределе своих сил работает на то, чтобы содержать эти дома-квартры и платить за Оксфорд и Стэнфорд для своих отпрысков. Какой уж тут пассивный доход — ипотеки бы, да задолженности по шести платиновым кредиткам выплатить! Да и Порш новый только что вышел — надо срочно брать, пока в салоне скидки. Кредитом больше, кредитом меньше — какая уже нафиг разница…

Знавал я коллег-партнёров в международных консалтинговых и юридических фирмах, которые впахивали только для того, чтобы содержать свои дома и квартиры, в которых они не жили: Лондон, Париж, Марбелья. И перед днём выплаты зарплаты они звонили в офисную бухгалтерию, чтобы уточнить, не начислили ли им в этом месяце какой-нибудь бонус? Ибо они поиздержались, и в семейном бюджете опять возник кассовый разрыв в десятку тысяч баксов. 

Более того, всю свою жизнь они ждали пенсии, чтобы наконец-то стать счастливыми, а пенсия при этом что-то всё не наступала, и счастье так и не приходило…

И вот тёмным и грязным московским утром этот сутулый усталый седовласый мужчина плетётся в офис консалтинговой фирмы, в которой он работает, в свой гробоподобный кабинетик без окон, куда вмещается только стол и стул, мечтая о том, что когда-нибудь он заживёт с внуками на море в уже купленном собственном доме. Но не сейчас.

Сейчас хамоватый CEO будет выносить ему мозг за то, что он не выполнил план продаж, и billing and collection у него страдают. А потом будет звонить разъярённый клиент, по поводу сорванных сроков проекта. А потом ему нужно ехать танцевать с бубном, пытаясь продать консалтинг жадному и циничному потенциальному покупателю.

«А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-ааа!!!!!!!!»

— «Ну ничего, очень скоро я, наконец, разделаюсь с этим кошмаром и поживу нормальной жизнью… Скоро, скоро, скоро, ско».

(Вой сирены реанимации; журчание крови и лекарств в блестящих трубках, воткнутых в тело; глухой стук смёрзшихся комьев глины по красивой крышке богатого гроба).

Кто кого обманул?

Подобную ситуацию можно назвать ловушкой топ-менеджера или золотыми наручниками. Это очень распространённая проблема у всякого рода директоров, вице-президентов, юристов, финансистов, инвестбанкиров, партнёров, короче, всех тех, у кого большой уровень зарплаты, а также ответственности и стресса. Эти несчастные топ-менеджеры стройными рядами по-очереди наступают на одни и те же грабли: они тащат и тащат свою лямку исключительно ради денег, хотя давно уже не испытывают никаких положительных эмоций от своей работы.

Как же им поскорее реализовать Великий Секретный План? Правильно! Нужно как можно быстрее наколошматить как можно больше бабла, а самый быстрый способ наколошматить бабла — это переходить от конкурента к конкуренту, и выторговывать себе более высокую зарплату и бонусы.

Люди переходят из фирмы в фирму (при этом часто им нужно просто перейти в соседнее здание), увеличивая свой доход, но при этом совершенно не развиваясь. Часто не меняется даже функционал или зона отвественности. И у людей создаётся иллюзия, что они обманывают систему: «Круто я у них денег отжал!»

На самом деле система хитрее. Система берёт от людей больше, чем даёт им: она берёт самое ценное, что у них есть — жизнь, а даёт им за это всего лишь деньги. И они сами всё крепче и крепче приковывают себя к системе: очень высокая зарплата, потолок в росте, скука, разочарование, раздражение. «И никуда мне не рыпнуться, — обречённо думают они. — Моя зарплата неприлично высока».

Много лет назад мой друг, которому я рассказал о своём Великом Плане, сказал мне в ответ: «Прекрасный план — всю жизнь напрягаться и через силу делать что-то, только ради того, чтобы потом через много лет этого не делать. Молодец!» Тогда я предпочёл пропустить его саркастическое замечание мимо ушей, но с годами убедился, насколько он был прав!

К чему привело меня следование Великому Плану? Я сконцентрировался на зарабатывании денег и фанатичных мыслях об инвестировании и пассивном доходе, но при этом напрочь забыл о жизни, о том, что она идёт своим чередом, и чем дальше тем быстрее. А ведь стоит позаботиться о том, чтобы получать удовольствие от процесса, а не ждать для этого пенсии, но об этом никто обычно не думает.

В попытках привнести в свою жизнь хоть какое-то удовольствие, я начал покупать дорогие вещи, спиваться, жиреть и, как следствие, болеть. Сидя в своём большом и красивом доме в коттеджном посёлке бизнес класса и выпивая ежедневный (третий за вечер) «Лонг Айленд Айс Ти», я понимал, что я пришёл к странной жизни: обеспеченной и уважаемой снаружи, но совершенно пустой внутри. Как поёт Юрий Шевчук: «В пятикомнатной квартире я спиваюсь у ларька».  

Момент истины

Прожив в такой ситуации не один год и растеряв здоровье, я наконец-то задался вопросом: а о такой ли жизни я на самом деле мечтал?

Такая ли жизнь мне нужна? Хочу ли я ещё лет десять-пятнадцать такой жизни? А доживу ли я вообще до мифической «пенсии»? Ведь наш ресурс не безграничен, и когда мы занимаемся чем-то, напрягаясь изо всех сил, этот ресурс растрачивается ещё быстрее. Каким я приду к этой пенсии? Опустошённым, измождённым и больным. Да, возможно, с деньгами, но без сил и без желаний.

Есть такой анекдот про юриста, которого спрашивают:

— Что вы будете делать, когда выйдете на пенсию?

— Я сяду в кресло-качалку и целый год буду просто сидеть.

— А через год?

— А через год… я начну потихоньку раскачиваться.

Ловушка и ирония золотых наручников заключается в том, что когда деньги являются вашим единственным мотиватором, вы будете постоянно разочарованы, потому что денег никогда не будет достаточно. Когда вы дойдёте до установленной планки, вы поймёте, что денег всё равно мало. Если ваша цель в жизни приобрести большой, красивый и удобный дом, вы её никогда не достигните, потому что ваш дом никогда не будет достаточно большим, достаточно красивым и достаточно удобным. Вместо дом можно подставить яхту, машину, квартиру или любую другую материальную вещь.

Когда спрашиваешь людей «А зачем вам деньги?», многие говорят «Для свободы».

А что для вас свобода? Знаете ли вы, что вы будете делать на свободе? Чем вы будете заниматься на своей ранней пенсии? Путешествовать? Учиться играть на гитаре? Учиться рисовать? Так делайте это сейчас!

Не забывайте, что вы тратите самые продуктивные годы на то, что не приносит вам удовлетворения, и оставляете собственное удовольствие и радость на старость. А если эта радость не случится вообще? А если вы не доживёте?

Все мы видели американский туристический «антиквариат». Для многих из этих пенсионеров такие путешествия становятся первыми в их жизни, но также и последними — во время путешествия они умирают (это известный факт). Это, несомненно, лучше, чем умереть вообще нигде не побывав, но хуже чем если бы вы поехали в круиз лет на сорок пораньше.

Я прочитал в своё время статью The Guardian (рус / англ) про медсестру, которая в течение нескольких лет работала в отделении паллиативной терапии, заботясь о пациентах в последние двенадцать недель их жизни, и записывала о чем они сожалеют перед смертью.  Вот пять главных сожалений умирающих:

1. Жаль, что у меня не хватило мужества оставаться верным себе, а не жить так, как от меня этого ждали другие.

2. Жаль, что я слишком много работал.

3. Жаль, что мне не хватало смелости откровенно выражать свои чувства.

4. Жаль, что я так мало общался с друзьями.

5. Жаль, что я не позволял себе быть счастливым.

Есть также прекрасная притча на эту тему.

«Как-то раз один бизнесмен стоял на пирсе в маленькой деревушке и наблюдал за рыбаком, сидящим в утлой лодочке, как тот поймал огромного тунца. Бизнесмен поздравил рыбака с удачей и спросил, сколько времени требуется, чтобы поймать такую рыбу.

— Пару часов, не больше, — ответил рыбак.

— Почему же ты не остался в море дольше и не поймал ещё несколько таких рыбок? — удивился бизнесмен.

— Одной рыбы достаточно, чтобы моя семья прожила завтрашний день, — ответил тот.

— Но что же ты делаешь весь оставшийся день? — не унимался бизнесмен.

— Я сплю до обеда, затем иду на пару часов порыбачить, затем играю со своими детьми, после мы с моей женой устраиваем себе сиесту, затем я иду в деревеньку прогуляться, пью вечером вино и играю со своими друзьями на гитаре. Вы видите — я наслаждаюсь жизнью, — объяснил рыбак.

— Я — выпускник Гарварда, — сказал бизнесмен, — я помогу тебе, ты всё делаешь не так. Ты должен весь день рыбачить и потом купить себе большую лодку.

— И что потом? — спросил рыбак.

— Потом ты будешь ловить ещё больше рыбы и сможешь купить себе несколько лодок, даже кораблей, и в один прекрасный день у тебя будет целая флотилия.

— А потом?

— Потом, вместо того, чтобы продавать рыбу посреднику, ты будешь привозить рыбу прямо на фабрику и, увеличив прибыль, ты откроешь собственную фабрику.

— А потом?

— Потом ты оставишь эту богом забытую деревушку и переедешь в большой город и, быть может, однажды ты сможешь открыть огромный офис и быть там директором.

— И сколько всё это займёт времени?

— Лет 15–20.

— И что же потом?

— А потом, — рассмеялся бизнесмен, — потом наступит самое приятное. Ты сможешь продать свою фирму за несколько миллионов и стать очень богатым.

— А потом?

— Потом ты сможешь перестать работать, ты переедешь в маленькую деревушку на побережье, будешь спать до обеда, немного рыбачить, играть с детьми, устраивать сиесту с женой, прогуливаться по деревне, пить вино по вечерам и играть со своими друзьями на гитаре…»

Бумажные оковы

«Оковы измученного человечества сделаны из канцелярской бумаги», — сказал Франц Кафка, и он был прав. Хорошая новость заключается в том, что когда начинаешь разбираться с золотыми наручниками, понимаешь, что они действительно не так крепки, как кажутся.

Спросил недавно знакомого топ-менеджера, закованного в золотые наручники:

— А что тебя держит на работе?

— Деньги. Я больше нигде не найду такой денежной работы.

— А ты искал?

— Да нет, я просто знаю.

— А если всё же поискать?

— Бесполезно! Я же трезво оцениваю ситуацию на рынке. Я получаю по максимуму и больше я сейчас не стою. Да и вообще это будет шило на мыло.

— ОК, если так рассуждать, то это означает, что (i) ты получаешь самую высокую зарплату в мире, и (ii) ты на пике своих возможностей и больше ни на что не способен. Это так?

— Ну… нет, наверное.

— Тогда где ещё ты можешь найти сопоставимые деньги? Что ты можешь сделать, чтобы заслужить больше? Квалификацию новую получить, образование, может быть? MBA? Бизнес открыть? Какие есть ещё способы получить то, что ты хочешь?

Возможностей тысячи. Мы сами ставим себе искусственные ограничения в голове. Очень часто мы базируем свою жизнь на допущениях и предположениях. Юристы знают, что legal advice всегда базируется на assumptions — это въелось нам в подкорку. И с годами эти допущения и предположения становятся нашими убеждениями. «Я не найду более высокооплачиваемой работы». Это ведь по сути предположение, но в какой-то момент в нашей голове оно превращается в убеждение. А убеждения формируют нашу жизнь.

Перестаньте базировать свою жизнь на допущениях и предположениях и вы поймёте, что жизнь намного больше, разнообразнее и интереснее чем то, что мы о ней привыкли думать.

Спросите себя:

  • Чего я вообще хочу от своей жизни?
  • Как я хочу чтобы она выглядела?
  • Чем я хочу заниматься?
  • Что я создам за свою жизнь?
  • Что скажут про меня дети и внуки?
  • Как я могу зарабатывать больше денег, чем я зарабатываю сейчас?
  • Что мне для этого нужно?
  • В какие временные рамки я хочу изменить ситуацию?
  • Что я могу сделать прямо сейчас для того, чтобы изменить ситуацию?

Задайте себе эти вопросы, а лучше попросите кого-то задать их вам — вы поймёте, что мозг начинает работать по-другому, когда вам приходится обосновывать свои ответы. И именно тогда настанет момент истины.

Комментарии: