Заложники Мельпомены

Не трагичен мир — 
печален я

Юрий Шевчук

На прошлой неделе мы с Кириллом Богатырёвым запустили двухмесячный он-лайн курс «Жизнь со смыслом» и вчера мы проводили очередной вебинар для первого потока участников. (Кстати, второй поток нашего курса стартует 9 апреля и я сообщу об этом отдельно).

Как и наш воскресный семинар в Охта Lab, этот вебинар был посвящён эмоциональному интеллекту, и мы говорили в числе прочего о неэффективных стратегиях работы с эмоциями. Одна из таких горе-«стратегий» — это игнорирование или обесценивание своих положительных эмоций.

Действительно, мы обычно считаем естественным «залипать» в состоянии страха, тревоги, сомнения, беспокойства, раздражения, грусти или скуки, а вот находиться долго в приподнятом состоянии — вдохновения, радости, рвения, энтузиазма, счастья, страсти — в приличном обществе считается едва ли не моветоном.

Мы готовы часами копаться в своих проблемах и детально анализировать все свои горести и грусти, но не умеем долго и стабильно радоваться чему-либо: мы просто разучились. «Смех без причины — признак дурачины» — таковы у нас в народе представления о беспричинной весёлости. Стоит ли тогда удивляться комментариям иностранных туристов, впервые приезжающих в Россию: сразу же бросается в глаза неулыбчивость, хмурость и подозрительность, написанные на лицах наших людей.

Поскольку мы недооцениваем важную роль и силу положительных эмоций в нашей жизни, нейронные связи — тропинки, ведущие в нашем мозгу в сторону центров радости, — постепенно покрываются мхом и сорняками и наконец совершенно исчезают. Годам к 40 способность чувствовать радость у многих людей исчезает напрочь. В то же время нейронные связи, ведущие в сторону негатива, превращаются в широкие скоростные автомагистрали и нам не доставляет труда в любой момент скатиться в гнев, обиду или раздражение.

Но подобные эмоциональные паттерны — это всего лишь свод убеждений и правил, записанных в обществе, и каждому индивиду под силу изменить эти эмоциональные привычки (иначе их и не назовёшь), выработать собственную стратегию эмоционального поведения и поддерживать свой собственный стабильный эмоциональный фон.

«Ловушка Хемингуэя»

Продолжая эту тему, хочу написать про эмоциональную ловушку которую я называю «ловушка Хемингуэя». В своё время я в неё угодил и долгое время не мог из неё выбраться.

Я много писал с подросткового возраста, но все эти годы я искренне полагал, что для целей творчества радость не подходит. Как ни крути, минорные произведения в основном больше берут за душу, чем мажорные. (По крайней мере, так мне раньше казалось).

Я всерьёз считал, что тонко чувствующий, интеллектуальный, творческий человек — это в первую очередь глубоко несчастный человек. «В счастье творчества нет, — думал я, — только из грусти может родиться настоящий шедевр». Так, кстати, полагают многие творческие личности, гениально эксплуатирующие свою печаль, — и это и есть «ловушка Хемингуэя».

Ловушка Хемингуэя — это когда грустные мысли и тоска подпитывают твоё творчество, и постепенно ты становишься их заложником. Меланхолия активно эксплуатируется для создания произведений искусства, при этом разрушая тело и жизнь творца — алкоголизм, наркомания, болезни и суицид — частые спутники угодивших в эту ловушку. Писатель, художник или музыкант постепенно становится слугой своих грустных, депрессивных мыслей и трагического мироощущения, полностью ассоциируясь с этим состоянием.

Как говорил сам Хемингуэй: «Писать на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед пишущей машинкой и начинаешь истекать кровью».

Более того, эта тоска и надрыв становится коронной «фишкой», изюминкой в творчестве. Художник, ценя тот мощный творческий потенциал, который дарит ему печаль и грусть, уже не может отделаться от своего образа гениального трагика, полностью срастаясь с ним. И тогда амплуа начинает управлять жизнью человека, диктовать негативные эмоции и подпитывать трагическое мироощущение. Художник становится рабом своего детища.

Лермонтов, Кафка, Цветаева, Малер, Шостакович, Сутин, Том Йорк, Виктор Цой, Земфира — вот ещё имена, которые приходит мне на ум. Несомненно гениальные творцы, но, по всей видимости, не очень счастливые люди.

Что интересно, многие из художников не осознают, что попали в творческую ловушку собственных эмоций и продолжают самоотверженно искать ключи к счастью, не понимая, что сами же и подпитывают свой негатив. Это как давить на газ и на тормоз одновременно — много дыма и шума, но движения ноль.

Впрочем, возможно, подсознательно они боятся, что утратят способность творить, если утратят своё трагическое мироощущение.  Действительно: написал бы Франц Кафка вообще что-нибудь, если бы научился управляться со своими эмоциональными состояниями и негативными мыслями? (Если бы он сходил на курс Тони Роббинса и поработал с коучем) 🙂

Раньше я думал, что он ничего не создал бы. Но сейчас я ясно вижу, насколько радость и счастье продуктивнее грусти и тоски. Я полагаю, что если талант у художника есть, то он будет творить и в грусти и в радости, но созданные в радости произведения будут мощнее, интереснее, человечнее и светлее.

Таким образом, негатив может быть источником творческого вдохновения, но это источник опасен и разрушителен для человека. Именно поэтому в управлении собой и своими эмоциями есть плюсы и для творческих людей — возможность шагнуть по эмоциональной шкале выше печали и грусти и открыть новые горизонты для своего творчества.

Комментарии: